Французская живопись

Валлотон, Феликс

    ВАЛЛОТОН Феликс (1865-1925) – французский художник швейцарского происхождения, график, представитель группы Наби.
   Феликса­Эдуарда Валлотона обычно считают французом, однако он родился в Швейцарии, в Лозанне, 28 декабря 1865 года в протестантской семье. Отец его Арман­Адриен был нотариусом, а мать Луиза, урожденная Розенг, дочерью пекаря. От искусства и литературы семья была далека.
   Первоначальное образование Феликс получил в кантональной гимназии в Лозанне. А в 1882 году его отец, заметив склонность 17­летнего юноши к рисованию, отвез его в Париж — тогдашнюю Мекку художнического сословия. Здесь Феликс первоначально обучался умению делать гипсовые статуэтки в одной из многочисленных в Париже частных школ­мастерских. 13 февраля 1882 года Феликс писал родителям: «Нас примерно 90 учеников, втиснутых в помещение, которое не больше, чем салон в нашем доме». Питался Феликс в соседней молочной, затрачивая на обед не более 13 су.
   Его учителя Гюстав Буланже (Gustave Boulanger) и Жюль Лефевр (Jules Lefebvre) исповедывали традиционный реализм. Кумиром юного Валлотона был Густав Курбе (Gustave Courbet, 1819—1877). Но вскоре его симпатии стали склоняться в сторону импрессионизма. Повлияла на это большая выставка Эдуарда Мане (Edouard Manet, 1832—1883), проведенная в 1884 года в Школе изящных искусств в Париже.
   На ежегодном Салоне работа Феликса Валлотона впервые появилась в 1885 году. Это был «Портрет старика», который сейчас находится в музее в Цюрихе. К этому же времени относится и его первый автопортрет. Впоследствии он неоднократно служил сам себе моделью. Год спустя молодой художник получил свой первый гонорар — он выменял написанный им «Портрет покупателей крупного магазина» на два костюма.
   В последующие годы молодой художник много времени проводил в Лувре, копируя работы старых мастеров. Среди его копий — прославленная «Мона Лиза» и «Портрет старика в красном берете» Альбрехта Дюрера.
   Первой освоенной Валлотоном ручной репродукционной техникой стала не принесшая ему впоследствии славу ксилография, а офорт. В этой технике он исполнил репродукции работ Рембрандта и Милле, а музей в Женеве заказал ему серию графических копий работ Веласкеса и других мастеров испанской школы.
   Зимой 1888—1889 годов Валлотон вместе с кузиной путешествовал по Австрии и Италии. Однако жизнь его складывалась трудно: молодой художник подрабатывал рисованием, но часто у них с кузиной не было денег даже на обед. В 1890 году он вернулся в отчий дом. В тот период он освоил технику акварели и написал множество пейзажей.
   В 1891 году Валлотон снова в Париже. Симпатии его к импрессионизму росли, чему в немалой степени способствовала открывшаяся в марте выставка, на которой были представлены не принятые Салоном работы Тулуз­Лотрека, Ван Гога и Руссо. Валлотон рассказал об этой выставке на страницах «Газетт де Лозанн» и впоследствии на протяжении нескольких лет посылал корреспонденции в эту газету.
Год спустя Валлотон попробовал свои силы в гравюре на дереве. В этой технике им была исполнена серия из 10 небольших (40 x 60 мм) гравюр «Купальщицы». Женские фигурки, лишенные какой­либо выявляющей объем штриховки, помещены здесь на черном фоне. Так публике было впервые представлено ставшее впоследствии знаменитым черно-белое мастерство Феликса Валлотона, которого Алексей Алексеевич Сидоров недаром называл мастером, «доведшим контрасты черно-белого до предела, вовсе не обязательно впадая в условность».
   Начиная с этой серии штудии обнаженной натуры становятся одной из самых любимых тем Феликса Валлотона как в графике, так и в живописи. Ему позировала натурщица Хелен Шатено, с которой он жил вместе на протяжении нескольких лет.
Осваивая ксилографию, Валлотон не собирался отказываться от других техник. В 1893 году им был собран альбом литографированных портретов, выпущенный издательством Жоли под названием «Бессмертные сегодняшнего дня, прошлого и будущего». В число «бессмертных» были включены, в частности, Луи Пастер, Александр Дюма, Альфонс Доде. Это был первый тиражированный и пущенный в открытую продажу альбом Валлотона.
   Графический портрет, преимущественно ксилографический, и в дальнейшем привлекал внимание художника. Среди тех, кого он изображал, есть и наши соотечественники — Александр Иванович Герцен и Федор Михайлович Достоевский. Портрет последнего размером 145 x 113 мм был выгравирован Валлотоном в 1895 году. Н.Н.Щекотихин утверждал, что «из всех, созданных Валлотоном, портрет Достоевского бесспорно принадлежит к самым глубоким и острым в серии знаменитых людей».
   Во втором альбоме, который был выпущен издательством Жоли в 1903 году и назывался «Портреты знаменитых людей», были собраны 10 портретов преимущественно политических деятелей.
   В 1894 году вышел в свет альбом Валлотона под названием «Истинный Париж» («Paris intime»). Техника здесь опять новая — гравюра на цинке. Внимание Валлотона привлекают различные аспекты городского быта — как экстраординарные, так и вполне обычные. Названия гравюр он воспроизводит в нижнем левом или правом углу. Эти многофигурные композиции втиснуты в удлиненные по вертикали прямоугольники. Ограничивающие их прямые линии подчас беспощадно «режут» персонажей, оставляя «за кадром» части фигур. В беспорядочной, казалось бы, сутолоке людских фигур угадывается какая­то объединяющая их общая цель. Таков лист «Манифестация» («La manifestation»). В гравюре «Девочки» («Le petites filles») спокойный ритм идущих на прогулку детских фигурок нарушают изображенные на заднем фоне трое толстяков, о чем­то спорящих и бешено жестикулирующих. Спокоен ритм листа «Дешевка» («Le bon marche»), на котором изображена распродажа в универмаге. Гравюра «Выход» («La sortie») — это почти сплошная черная плашка, на которой белыми линиями намечены контуры кареты. Мрак прорезают неокрашенная фигура идущей к карете женщины и белые лица сопровождающих ее мужчин.
   Изнанку городского быта трактует серия «История одного преступления», исполненная в том же 1894 году. В первой гравюре серии изображен преступник, убивающий лежащую на кровати жертву. Мы видим занесенную руку с ножом, а лицо преступника и сама жертва скрыты от нас спинкой кровати. Затем преступника постигает неизбежная кара, что показано на листе, названном «Казнь» («L'execution»). А на листе «Трудная ступень» («Le mauvais pas») изображен вынос гроба, который с трудом удерживают спускающиеся по лестнице могильщики.
   В 1896 году были сделаны 30 ксилографий для «Книги масок» — сборника полемических эссе Реми де Гурмона (Re my de Gourmont, 1858—1915 гг.). Немногими штрихами, порой даже обрывая контурные линии, художник портретирует французских и бельгийских писателей, среди которых Поль Верлен, Эмиль Верхарн, Морис Метерлинк, Анри Франсуа Жозеф де Ренье... Портреты порой условны и не всегда узнаваемы. Это не более чем графическая характеристика, впечатления читателя, хорошо владеющего резцом гравера. «”Маски” Валлотона, — писал Н.Н. Щекотихин, — событие в истории современной литературы Франции не меньшее, чем в области графических исканий». По его словам, «символические физиономии» Валлотона «в иных случаях убедительнее и ярче словесных фейерверков, их сопровождающих».
   В том же 1896 году парижское издательство эстампов типографа Лемерсье выпускает альбом Валлоттона «Женские этюды», а в 1898 году появился его альбом «Сокровенное» («Intimit e s»), объединивший 10 ксилографий, первоначально печатавшихся на страницах «Ревю Бланш». Темы здесь разные: «Приготовление к визиту», «Непоправимое», «Ложь»... Н.Н.Щекотихин пишет об этой серии так: «Можно лишь изумляться той психологической остроте и той живой реалистичности изображаемого, которую дает Валлотон при помощи столь минимальных средств. Его проникновенность поистине
   Отныне искусство Феликса Валлотона становится модным. О неустройстве и трудном быте художник мог теперь позабыть. Французские и зарубежные издательства и журналы наперебой приглашают его сотрудничать.
   Но были искусствоведы и граверы, которые искусство Ф. Валлотона вообще не воспринимали. В их числе и Анна Петровна Остроумова­Лебедева, которая в самом конце XIX столетия посетила Францию. В ее дневнике есть следующая запись, относящаяся к 1899 году: «Видела я довольно много в Париже гравюр Валлотона, который имеет сильный успех у публики. Но мне он не слишком понравился. Как человек он, должно быть, неглупый, наблюдательный, большой насмешник и даже остроумный. Но как художник — он мало художник. Большею частью гравюры его представляют композиции, состоящие из светотени, штрихов у него почти не бывает, исключая его портреты выдающихся современных людей, где манера его несколько другая. В композициях­гравюрах он берет цвет и тень широкими общими пятнами, не обращая внимания на то, где тень падающая и собственная, не обращая внимания на формы: иногда надо много догадки и остроумия, чтобы понять, что в таком­то черном пятне слито в общее тень руки, драпировка, сюртук, галстук и все лицо». И резюмирует: «Нет! Не гравер. Он точно так же мог бы рисовать пером. Да он и в самом деле пишет картины, которые не уступают его гравюрам и в которых он также остроумный человек, но мало художник».
   Иллюстрации Валлотона начинают появляться в немецких журналах «Пан» и «Югенд» («Юность»). С последним журналом связывают первые шаги нового направления в искусстве, которое получило название «югенд­стиль» (у нас его обычно называют «модерн»). Очень плодотворным было сотрудничество, вскоре переросшее в дружбу, с немецким писателем Отто Юлиусом Бирбаумом (Otto Jullius Bierbaum, 1865—1910 гг.), стихи которого, как говорят, оказали сильное влияние на поэзию Бертольда Брехта. Именно он выпускал упомянутый выше журнал «Пан», а в 1899 году основал издательство, которое три года спустя получило название «Insel» («Остров»). Оно выпускало сначала одноименный альманах, а затем и журнал. Издающаяся и поныне «Библиотечка “Инзель”» стала всемирно известным серийным изданием.
   В 1901 году в альманахе «Инзель» была опубликована серия рисунков Феликса Валлотона, предметом которых служит обнаженная женская натура. Это контурные рисунки пером, воспроизведенные цинкографией — излюбленной техникой грядущего ХХ столетия, которой отдал дань и Обри Бердслей. Н.Н.Щекотихин назвал эти рисунки «антифеминистическим циклом», включив в него и станковые ксилографии «Лень» и «Ванна». Женщины здесь не позируют и не демонстрируют своих прелестей — они как бы застигнуты врасплох. Одна из них причесывается, другая, присев на корточки, играет с кошкой, третья принимает ванну. Распущенные волосы и отвислые груди не вызывают, однако, отрицательных эмоций. И вряд ли прав Н.Н. Щекотихин, утверждающий, что в этом цикле «в одну из уединенных минут вскрыта душа современной женщины, ленивая и сладострастная, — такая же неискренняя и фальшивая, как окружающая ее мишура банальной роскоши».



 

Продолжение

Картины художника

Художники

Список художников

на главную



Русская живопись | Итальянская живопись  | Голландская живопись | Драгоценные камни



Кулинария грузинская кухня www.suliko-restoran.ru;игрушки гатчина;Обучение на водителя электропогрузчика http://spec-prava.com ищу любовницу екатеринбург, karina

 Рейтинг Сайтов YandeG  
Интернет магазин картин Продажа картин Rambler's Top100
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Яндекс цитирования