Французская живопись

Жан Огюст Доминик Энгр

    Энгр родился в южно-французском городе Монтабане, в семье талантливого скульптора и живописца. В детстве он посещал классы Тулузской Академии живописи и одновременно учился игре на скрипке, однако музыкальность художника гораздо полнее проявилась позже в мелодичных и гибких линиях его картин и рисунков. В 1796 году Энгр поступил в мастерскую Давида в Париже, после ее окончания был удостоен Римской премии за картину "Послы Агамемнона у Ахилла" и в 1806 году уехал в Италию, в которой прожил 18 лет (сначала в Риме, затем во Флоренции), зарабатывая себе на жизнь графическими и живописными портретами. Впоследствии, будучи уже прославленным художником, он снова вернется в Италию в качестве директора Французской академии в Риме (1834-1841).
    В искусство XIX века Энгр вошел прежде всего как "наследник" Давида, продолжатель классических традиций конца предыдущего столетия. Однако холодный и строгий классицизм учителя в творчестве ученика превращается в утонченный и самобытный стиль, свободно сплавляющий классические, романтические и реалистические веянья начала века. Глубина и своеобразие искусства Энгра проявились уже в ранний период его творчества. В это время он создает замечательные портреты и композиции с обнаженной натурой, а также серию картин на мифологические и исторические темы ("Эдип и сфинкс", "Зевс и Фетида", "Сон Оссиана", "Паоло и Франческа", "Роже и Анжелика", "Въезд дофина в Париж" и др.), в которых одним из первых мастеров XIX века выходит за пределы традиционных классических сюжетов и самого стиля классической живописи. Образы Энгра глубоко поэтичны и при всем своем классицизме зачастую более "странны" и загадочны, чем образы его романтических антиподов Делакруа и Жерико. Вместе с его произведениями в живопись нового времени впервые входят открытый и чистый цвет готических и персидских миниатюр, плоскостность и деформация формы, подчиненной не только законам анатомии и классическим нормам, но также эмоциональному порыву художника. Стремясь к ритмической выразительности и чисто пластической экспрессии, Энгр порой смело нарушал анатомические пропорции - и не удивительно, что его образы вдохновляли впоследствии таких "неканонических" мастеров, как Одилон Редон и Пабло Пикассо. Однако начиная с 1820-х годов в тематических произведениях Энгра под влиянием живописи Рафаэля начинают звучать академические ноты. В таких работах, как "Обет Людовика XIII", "Апофеоз Гомера", "Святой Симфорион, идущий на казнь" или "Мадонна с причастием", свободный творческий порыв мастера и оригинальность его видения ослабляются и гаснут, подчиняясь требованиям академической догмы. Высшие достижения Энгра были связаны не с этими холодными холстами, а с "бессюжетным" изображением обнаженной натуры. Здесь он не был скован официальными требованиями, не пытался достичь монументального величия Рафаэля и не подражал его мадоннам. В знаменитых "купальщицах" и "одалисках", которые Энгр создавал на протяжении всей своей творческой жизни ("Купающаяся женщина", "Купальщица Вальпенсон", "Маленькая купальщица", "Большая одалиска", "Одалиска с рабыней", "Источник", "Турецкая баня"), с особой силой проявилось присущее именно ему понимание искусства, яркость его видения, правдивость по отношению к натуре и умение претворить ее в образы совершенной красоты. В отличие от своего антагониста Делакруа, искавшего красоту в непрестанном движении, в порыве и трагическом противоборстве страстей, Энгр воплощал ее в гармонических, устойчивых, скульптурно-четких, масштабных и одновременно филигранных образах. Вместе с тем он был далек от одноплановости. Его обнаженные целомудренно строги и чувственно полнокровны, интимны и экзотичны, загадочны и классически ясны по форме - и при этом окружены не менее прекрасными вещами - драгоценной утварью, узорными цветными тканями и т. д. Для живописной манеры художника характерны плотная лепка, гладкая фактура, воссоздающая как бы твердую оболочку предметов, и утонченная красота колорита. Но хотя Энгр владел тайной гармонических отношений цветовых масс, главным средством его выражения оставалась линия. В изображениях обнаженной натуры она кажется особенно чистой и музыкальной, поистине поющей - передающей в своих ритмах не застывшие черты модели, но саму жизнь и движение формы.
    Другой полюс искусства французского мастера - портретная живопись. Энгр ценил ее значительно меньше сюжетной и в юности зачастую обращался к ней в поисках заработка, а в расцвете своей славы - уступая просьбам знатных заказчиков. Тем не менее как портретист он принадлежит к самым выдающимся мастерам мирового искусства. К числу наиболее известных его портретов относятся портреты семьи Ривьер, издателя Л. Бертена, пейзажиста Ф. Грене, графа Гурьева, г-жи Зенон, г-жи Девосей, баронессы Джеймс Ротшильд. Энгр создавал парадные изображения Наполеона I, в которых есть нечто от ван-эйковского великолепия, и трезвые, но полные внутренней силы образы буржуазных деятелей времен Июльской монархии, типа знаменитого Луи Бертена, однако все его произведения отмечены печатью классического статуарного величия. Характерное для XIX века иллюзионистическое правдоподобие в изображении модели сочетается в них с несравненной утонченностью эстетической интерпретации, с яркостью деталей, изысканностью линейных ритмов и смелостью цветовых сочетаний. Особенно декоративны женские портреты мастера, впоследствии восхищавшие своей красочностью Огюста Ренуара.
   Особая область искусства Энгра - его графический портрет, в котором он наследовал лучшие традиции французского карандашного портрета XVI века. Здесь поражает умение художника передать средствами чистой графики ощущение внутренней жизни модели и все пластическое и фактурное разнообразие окружающей действительности. Для рисунков Энгра характерны каллиграфическая точность, изящество деталей и смелое противопоставление подробно прорисованной головы модели обобщенному абрису ее фигуры. В его образах запечатлено конкретное и при этом как бы очищенное, вневременное и гармоническое бытие мира. Они кажутся непосредственными и идеальными, чеканно-твердыми и музыкально легкими, лишенными тяжести материи. Именно в карандашном портрете в полной мере проявился высший дар Энгра - его почти магическое владение линией, которое вдохновляло в XIX веке Дега, Сера и Ренуара, а в XX веке обрело в творчестве Пикассо и Матисса.



 

Продолжение

Картины художника

Художники

Список художников

на главную



Русская живопись | Итальянская живопись  | Голландская живопись | Драгоценные камни



пароконвектомат абат;www.sportdepo.ru Отзывы лыжи беговые Rossignol чему учит сказка о рыбаке и рыбке

 Рейтинг Сайтов YandeG  
Интернет магазин картин Продажа картин Rambler's Top100
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Яндекс цитирования